Отчет о поездке в Ванкувер на Паралимпиаду-2010

Актуальность поездки.

В стране идет серьезная подготовка к проведению Олимпийских Игр 2014 года. Естественно, что как на сами Олимпийские Игры, так и, в особенности, на проходящие вслед за ними Паралимпийские Игры приедет достаточно большое количество людей с инвалидностью.

Только в нашей стране около 14 миллионов людей с инвалидностью, и то внимание, которое в настоящее время уделяется пропаганде спорта, здорового образа жизни, в том числе и среди инвалидов, через участие в спорте, неизбежно подхлестнет интерес к Олимпиаде. Следовательно, надо ожидать, что граждане России, среди которых будет немало людей с инвалидностью, также захотят посмотреть столь значительное событие.

Опыт проведения Паралимпиад показывает, что стабильно много иностранных туристов с инвалидностью регулярно бывают на них, и их число растет. Значит, и нам надо ожидать большое количество таких гостей в Сочи в 2014 году.

При возведении Олимпийских объектов, доступности архитектурной и транспортной среды строители уделяют достаточно серьезное внимание, ориентируясь на общепринятые международные нормы.

Что касается работы волонтеров (или, как у нас еще принято называть – добровольцев), то сегодня этот сектор подготовки, касательно работы людей с инвалидностью, ведется спонтанно и нерегулярно. В лучшем случае, предпринимаются некие превентивные меры в отношении спортсменов-инвалидов, то есть некоторого сорганизованного сообщества, спектр проблем которого достаточно узок.

Вероятнее всего, подобные наработки можно будет применить к организованным туристическим группам, чье нахождение на спортивном празднике будет предсказуемо и управляемо самими организаторами и приехавшими с ними персональными помощниками.

Что делать с людьми с инвалидностью, приехавшими самостоятельно, «неорганизованно», которых будет достаточно много не с точки зрения количества, а с точки зрения организации для них специализированных услуг – это вопрос, который пока не имеет внятного ответа.

Проблемы будут ожидать организаторов и волонтеров по большому спектру услуг, начиная с языковых барьеров и заканчивая потребностями специализированных диет. Если говорить, например, о проблемах языка, то это не просто перевод с иностранных языков, к которому, уверен, будут готовы большинство волонтеров, а проблема понимания людей с нарушенной речью (в том числе и наших соотечественников) или с ее отсутствием. Или проблема понимания языка жестов, в том чис и иностранных граждан, чей жестовый язык отличен от принятого у нас.

Цель.

В связи с этим, мною была предложена программа поездки на зимние Паралимпийские Игры в Ванкувер 2010 в качестве «неорганизованного» туриста, с тем чтобы на практике оценить накопленный мировой опыт работы волонтеров и сориентировать его достижения применительно к Олимпиаде в Сочи 2014.

Задача была простая – самостоятельно, без сопровождения, побывать на Паралимпиаде и максимально возможно посетить все основные мероприятия, как спортивные, так и возможно культурные, которые посвящены этому событию, или сопутствуют ему, используя лишь собственные ресурсы, не прибегая к помощи со стороны российской делегации, работающей на Паралимпиаде.

Основание.

У меня есть значительный опыт работы с волонтерами, в том числе из числа самих инвалидов, который накоплен Ассоциацией молодежных инвалидных организаций (АМИО) за более чем 18-летний период работы по социализации молодых людей с инвалидностью. Есть опыт организации сопровождения студентов с инвалидностью, в том числе с учетом их психологических потребностей, разрабатываемый Московским городским психолого-педагогическим университетом, в рамках развития интегрированного (инклюзивного) образования. Есть опыт работы за рубежом, в автономном или самостоятельном режиме, когда я находился в многодневных поездках без сопровождающего. Все это позволило погрузиться в ситуацию «неорганизованного» туриста и, получив таким образом весь спектр впечатлений и информации, проанализировать их и предложить свои выводы, которые, полагаю, могут быть полезны при подготовке к Олимпиаде в Сочи 2014.

Результатом должны стать предложения по применению лучших достижений в работе волонтеров в Ванкувере на Олимпиаде и Паралимпиаде в Сочи 2014 и предложения по доработке неудачных элементов такой работы, чтобы изменить ситуацию в отношении инвалидов как на самих Играх, так и впоследствии в целом по стране.

Основная часть

Начну с того, что я понимал, что работа волонтеров на таких мероприятиях основана на комплексном подходе, когда есть ряд функциональных разделений по назначению их деятельности. Я бы разделил их по трем направлениям:

  1. Предоставление наиболее общей информации. Где какие олимпийские объекты находятся. Каков график мероприятий в период Олимпийских Игр. Транспортные сети и принцип их обслуживания.
  2. В период конкретных спортивных соревнований либо культурных и массовых мероприятий направлять болельщиков, участников от мест массовой дислокации организованных групп к месту их проведения. Организовывать потоки самостоятельных туристов, от ближайших станций общегородского транспорта к местам остановок специальных маршрутов. По прибытии на конечный пункт назначения, непосредственно к спортивному сооружению либо площадке, где идет соревнование либо иное мероприятие. То же самое касается периода возвращения болельщиков, участников и туристов по окончании соревнования и мероприятия.
  3. Третья сфера деятельности волонтеров – оказание помощи в размещении болельщиков и гостей на спортивной площадке, в спортивном сооружении, месте проведения массовых и культурных мероприятий. В течении самого соревнования – помощь в поиске пунктов питания, мест гигиены, информационных пунктов, решении иных индивидуальных услуг.

В этом секторе работы волонтеров особенно важно знание и умение их взаимодействия с инвалидами, поскольку именно здесь происходит более тесный и длительный контакт с людьми, которым часто нужна индивидуальная  и специализированная  помощь.

 I. Вопросы эффективности общего информационного пространства

Все эти особенности легко было проследить в работе волонтеров в Ванкувере.

Уже начиная с прибытия в аэропорт и прохождения таможни было видно, что обеспечена общая информационная составляющая. Был выделен для приезжающих на Олимпиаду отдельный коридор, который был четко обозначен, и визуально его легко было отличить от остальных вариантов прохождения таможни. Кроме того, здесь уже были волонтеры, которых легко было узнать по яркой форме, и которые, проявляя доброжелательность, активно предлагали свою помощь для ориентации в ситуации. Поэтому и для незрячих людей с инвалидностью первичная общая информация добровольцами была обеспечена.

Надо сделать маленькое отступление, чтобы пояснить некоторый аспект, касающийся встречи в аэропорту, поскольку здесь пересеклись две службы. Одна, постоянно действующая – служба обеспечения помощи аэропорта, которая предназначена для посадки и высадки тех, кому трудно это сделать самостоятельно. Сюда входят инвалиды, пожилые люди, у кого много детей и т.п. Эта служба имеет профессиональные навыки работы с данной категорией людей, обеспечена специализированной техникой, и получает за это официальную зарплату. Она еще отличается от волонтерской тем, что в обычном режиме она рассчитана на определенный поток потребителей, а при ситуациях резкого увеличения пассажиропотока (в период Олимпийских Игр и особенно Паралимпиады) их ресурсов явно недостаточно. Это было наглядно видно при моем возвращении домой, когда в наш самолет надо было посадить 7 человек, передвигающихся на колясках,  что привело к значительной задержке посадки всех остальных пассажиров, и составило чрезмерную нагрузку на представителей службы помощи аэропорта.

Отмечу еще, что в отличие от принятой у нас системы помощи «посадки-высадки», которую обеспечивают представители медпунктов аэропорта (либо самостоятельно, либо с привлечением грузчиков аэропорта), в других странах данная служба к медицинской сфере никакого отношения не имеет. Что вполне разумно, поскольку абсолютное большинство нуждающихся в помощи «посадки-высадки» не являются больными людьми. Служба медицинской помощи в аэропорту, как и грузчики, занята другими задачами и не отвлекает свои ресурсы на несвойственные ее функционалу задачи.

В наших аэропортах санитары и водители машин медпомощи, затрачивая силы и время на здоровых, по сути, пассажиров, могут вовремя не успеть оказать экстренную помощь тем, кому она действительно нужна. Санитар, который в течение дня работая грузчиком, теряет свои профессиональные качества. Не говоря уже о его психологическом состоянии и потери мотивировки к основной работе.

Полагаю, что есть время до Олимпийских Игр в Сочи 2014, чтобы реорганизовать и у нас в аэропортах данную службу.

Кроме того, считаю, что на период проведения Олимпиады ее также стоит усилить подготовленными волонтерами.

Возвращаясь к поездке в Ванкувер, отмечу, что, пройдя таможню, снова оказываешься в зоне внимания волонтеров, встречающих приехавших на Паралимпиаду. В общих справочных киосках бесплатно предлагаются туристические схемы города, олимпийских объектов и общественного транспорта.

Правда, когда волонтеры узнали, что я «неорганизованный» турист, их интерес быстро угас и дальше со своим достаточно увесистым багажом я был предоставлен сам себе. Не смотря на то, что станция метро находилась относительно недалеко, и весь путь для инвалидной коляски был в принципе доступен, пришлось затратить значительные усилия, чтобы преодолеть весь путь самостоятельно. Скорее всего, они по инструкции не имели права заниматься отдельными «неорганизованными» туристами, чтобы не пропустить прибывающие группы.

Это при всем том, что число добровольцев (волонтеров) в аэропорту было значительным, а целевых туристов и групп, официально аккредитованных, в данный момент не было вовсе.

Позже эта ситуация повторится на церемонии Открытия Паралимпиады, как перед ее началом, так и по ее окончании. На станции метро волонтеров я уже не увидел.

Благодаря доступности и станции, и вагонов метро, и видя яркие обозначения мест расположения инвалидов, я быстро сориентировался и мог дальше вполне удобно путешествовать в направлении гостиницы.

На станции метро есть рельефная полоса от лифта, ведущая к центру холла станции, и такая же рельефная ярко-желтая цветовая полоса, обозначающая для слабовидящих и незрячих опасный край платформы.

В дальнейшем, в течение работы Паралимпиады, мне не раз приходилось пользоваться услугами волонтеров, отвечающих за общий информационный блок, и в целом они со своей функцией справлялись.

Правда, не могу не отметить, что за все дни пребывания в Ванкувере, даже в основном информационном центре, расположенном в Центральной части Ванкувера, я так и не сумел получить информацию о местонахождении официальной делегации России.

С такой же проблемой столкнулся и в Уистли.

Доходило до казуса. Точно зная, в каком отеле «Русский Дом», обращаюсь в службу размещения гостиницы, но на мой вопрос – где находится офис российской делегации, или «Русский Дом» мне около получаса никто не может ответить. Полагая, что у меня неверная информация, извиняюсь и ухожу, и вдруг одного из служащих осенило, что у них расположен офис «Сочи-2014», и что это и есть офис российской делегации…

Вывод.

Начнем с того, что при всей успешности работы информационного блока на Паралимпиаде в Ванкувере, человеку, самостоятельно посетившему ее, имеющему серьезные ограничения, надо было приложить значительные усилия по поиску информационного центра, и затратить немалые силы, чтобы в нем быть понятым и получить нужную информацию.

Если же человек находился на одном из олимпийских объектов, не говоря уже о гостинице, обслуживающей Паралимпийские Игры, или ином общественно значимом месте олимпийского града, то получить информацию об иных мероприятиях в принципе не представлялось возможным.

В связи с этим, считаю, что одной+ из существенных мер по подготовке Паралимпийских Игр в «Сочи 2014» должна стать система доступной информации для людей с инвалидностью. В дальнейшем эта информационная система значительно продвинет изменение жизнедеятельности людей с инвалидностью к лучшему. Наличие такой системы не только обеспечит успешную ратификацию международной Конвенции ООН о Правах инвалидов, но и позволит качественно его выполнять.

Более того, она станет основой того самого универсального дизайна, элементом общедоступной среды для любых групп населения.

Для этого необходимо в четырех городах, которые по логике своего расположения и назначения станут воротами для иностранных гостей Паралимпиады (Сочи, Москва, Санкт-Петербург, Владивосток), а также в нескольких крупных городах, которые неизбежно будут задействованы в транзите международных и отечественных гостей Паралимпиады (полагаю, минимально сюда войдут города, стоящие на пересечении межрегиональных транспортных путей: Иркутск, Красноярск, Новосибирск, Екатеринбург, Казань), разместить элементы общей информационной сети.

Кстати, включение Владивостока и Казани позволяют уже в преддверии Олимпиады в Сочи апробировать и  довести до эффективной эксплуатации работу данной схемы на основе международных крупных Форумов, которые принимают данные города в 2012 и 2013 гг.

На всех железнодорожных, авто- и морских вокзалах, аэропортах, гостиницах, выигравших участие в обслуживании гостей Паралимпиады, на самих объектах Паралимпиады разместить автоматы по получению информации о прохождении всех ее мероприятий, а также сопутствующих услугах, касающихся питания, размещения, транспорта, поиска официальных представителей каких-либо стран или потерявшегося человека.

Они должны располагаться в доступных местах, регулироваться по высоте, иметь функции телефона для глухих, рельефные обозначения (в том числе и шрифтом брайля), ультразвуковую систему их нахождения незрячим человеком (с учетом безопасности здоровья собак-поводырей), дублирования голосовым сопровождением (по требованию). Сопровождаться визуальной информацией, в том числе и на иностранном языке (по требованию).

Современные технологии уже давно обеспечивают крупные города подобными автоматическими информационными серверами.

Эта система позволит, прежде всего, человеку, имеющему инвалидность и значительные ограничения, а в дальнейшем любому нуждающемуся, без особых проблем получить любую актуальную информацию, а при необходимости и оперативную помощь.

В частности, через эти автоматы можно обратиться в службы:

  • МЧС за экстренной помощью;
  • круглосуточной психологической помощи;
  • получения «языковой» помощи по переводу с иностранного, либо языка жестов (в том числе и иностранного), при иных нарушениях речи;
  • информационно-координационного обеспечения всех мероприятий в период Олимпиады или Паралимпиады;
  • информации транспортного обеспечения. В период Олимпийских и Паралимпийских Игр – дополнительной информации о специализированных маршрутах и специализированном транспорте.

При этом, чтобы система эффективно функционировала, особенно в период Паралимпиады, необходимо, чтобы ряд сфер обслуживали люди из числа инвалидов, подготовленные к данной работе.

То есть, при обращении за помощью в общую информационную сеть человека с инвалидностью, оператор, принимающий звонок, направляет его в сектор обеспечения специализированной помощи внутри сети, где уточняется суть его обращения и ему предоставляется информация или консультация оператором, который учтет его особенности.

Например, когда незрячий человек спросит обычного оператора, как ему добраться из гостиницы, где он проживает, на спортивное соревнование либо культурное мероприятие, вряд ли он получит качественную информацию. Зато оператор из числа слепых не просто сориентирует его в транспортной схеме передвижения, но и обратит внимание на возможные нюансы самого спортивного события и подскажет, где можно получить дополнительные услуги по месту нахождения – те же пункты питания, туалеты и пр. Те же примеры можно привести в отношении людей на колясках или неслышаших.

Безусловно, таких операторов из числа с инвалидов надо готовить. Наработки Московского городского психолого-педагогического университета (далее МГППУ), имеющего многолетний опыт обучения студентов с инвалидностью, в том числе и по направлению подготовки операторов для телефонизированной службы психологической помощи, позволяют участвовать в программе обучения и подготовки таких операторов для Олимпиады в Сочи.

Информация, поступающая по конкретным обращениям из разных мест, должна храниться в период работы Олимпиады, что позволит расширить спектр услуг и оказывать эффективную помощь в непредвиденных ситуациях. Так, например, потерявшийся в городе человек, у которого нарушена речь, может быть найден с меньшими затратами сил, средств и времени, если зафиксировано его обращение.

Предлагаемая информационная система в таком ракурсе позволяет более экономично использовать ресурсы в период проведения Олимпиады, в том числе и человеческие. В меньшей степени будут привлекаться и платные сотрудники, и волонтеры, а значит, у них будет время на отдых, и они смогут вести свою работу более качественно. Транспортное обеспечение как необходимое условие работы Олимпиады и Паралимпиады в Сочи 2014.

Получив информацию, человек с ограничениями должен ею в полной мере воспользоваться.

Знаю, что все олимпийские объекты строятся сегодня с учетом потребности инвалидов, создавая доступную среду. Однако чтобы добраться до Сочи и воспользоваться системой универсального дизайна многим инвалидам, как зарубежным, так и отечественным, пожелавшим посетить Олимпиаду, придется пройти «транзитные города». Чтобы они не стали непреодолимым препятствием, надо и их систему транспорта, транспортной инфраструктуры и систему размещения в гостиницах, подготовить к решению этой задачи.

Прежде всего, во всех городах, перечисленных выше (Москва, Санкт-Петербург, Владивосток, Иркутск, Красноярск, Новосибирск, Екатеринбург, Казань), необходимо сформировать определенные транспортные маршруты. Они должны связывать между собой, с одной стороны, систему вокзалов, а с другой – сферу услуг (гостиницы и т. п.). График и их маршруты, естественно, войдут в общую информационную составляющую, что позволит, находясь в аэропорту или на железнодорожном вокзале одного города, сориентироваться самому или подсказать встречающим, где и как добираться до пункта назначения в другом городе.

На данных маршрутах общественный транспорт должен быть низкопольным, оснащен системой безопасной фиксации для перевозки инвалидов на колясках, и обеспечивать текущую звуковую и визуальную информацию для слепых и глухих, оборудован системой радиосвязи с диспетчерской, а также системой видеонаблюдения. Вполне разумно на данных маршрутах использовать систему слежения ГЛОНАСС.

Наличие всего комплекса технического оснащения таких маршрутов позволяет сформировать, с одной стороны, удобный доступный транспорт, снижающий индивидуальный риск для человека с инвалидностью, расширяющий его социализацию; с другой, они становятся перспективным и надежным элементом общей системы безопасности на транспорте, которая в настоящее время обозначена как государственная программа.

В чем особенность транспортной доступности, на которую я обращаю внимание в данном контексте?

Дело в том, что Олимпийские Игры «Сочи 2014» проходят в зимний период, и если в окрестностях Сочи температура воздуха будет относительно терпимой, то для всех остальных регионов России температура на улице может быть очень низкой. Следовательно, неоправданно длительное ожидание на маршруте доступного транспорта может стать для людей с инвалидностью не только неприятным фактом, но и серьезной неприятностью, которая повлечет за собой ухудшение здоровья.

Впрочем, и более благоприятный климат Сочи, в сравнении с иными регионами страны, для инвалидов также может таить различные неприятности.

Рассмотрим пример Ванкувера. В период прохождения Паралимпиады было достаточно много пасмурных дней. Нередко, как в самом Ванкувере, так и в горах, где проходили лыжные соревнования, моросил дождь, порой весьма интенсивный.

Мне пришлось в ожидании рейсового автобуса для поездки от станции метро до спортивной площадки, где проходил хоккей, 13 марта простоять более 40 минут под довольно ощутимым, периодически пропадающим и вновь возникающим дождем. В результате чего я промок, и у меня уже не было радостного настроения от сопричастности к событию, а осталось беспокойство за свое здоровье.

Автобусы ходили регулярно (с интервалом 5-6 минут), но их водители почему-то отказывали в посадке человек на коляске, тогда как других пассажиров они брали. Аналогичная ситуация произошла и 16 марта, когда в Уистли фактически весь день шел дождь – то мелкий, то сильный. В ожидании «местных» автобусов, подвозивших днем на соревнования и обратно, а также и на площадке болельщиков горного спуска, пришлось сильно промокнуть. Затем, уже вечером, ожидание под дождем на открытой остановке рейсового автобуса в Ванкувер.

Все эти дни уличная температура колебалась от 3-х до 5-ти градусов.

В Сочи, полагаю, в период зимней Олимпиады, тем более в горах, температуры также будут невысокие, и если работа доступного транспорта будет неэффективной, мы получим как минимум значительное недовольство гостей, а возможны и судебные иски.  

II. Функциональное соответствие второго звена волонтеров общей задаче оказания помощи конкретным людям.

Возвращаясь к системе волонтерства, имеет смысл остановиться на подготовке среднего звена, которое явно не задействовано в индивидуальной помощи инвалидам, а в основном регулирует потоки гостей на подходе к спортивным объектам, массовым и культурным мероприятиям. При всем этом, им необходимо понимать особенности людей с инвалидностью, с тем чтобы они могли принимать адекватные и эффективные решения.

Второе значение волонтеров при проведении Олимпиады – работа в непосредственной близости от олимпийских объектов, на которых, прежде всего, можно увидеть сами соревновании, а также ту общественно значимую и культурную программу, что сопровождает Олимпийские Игры. Это и встречи представителей команд, и встречи с творческими коллективами, представляющими страны. Мероприятия, которые предлагает страна-хозяйка, позволяющие узнать особенности местного, коренного населения, его самобытность и достижения.

Такая служба волонтеров в Ванкувере была вполне представлена. Уже при подъезде к спортивным объектам в самом Ванкувере, или в Уистли, в районе остановок локального транспорта, доставляющих людей от рейсовых маршрутов общественного транспорта (метро, автобусы) присутствовали волонтеры в яркой, легко отличимой форме.

Однако, к данному звену есть ряд замечаний, которые вполне уместны, если мы говорим о проведении Паралимпиады, поскольку уже к данному звену волонтеров начинают быть применимы особые требования – понимание особенностей людей с инвалидностью.

Так, например, к сожалению, при пересадке с конечной остановки маршрута общественного транспорта неподалеку от спортивных соревнований по хоккею не было волонтеров, которые бы подсказали, где и как можно добраться до места проведения мероприятия. При этом стоит отметить, что остановка специализированных автобусов с подъемниками находилась в непосредственной близости, и визуально можно было сориентироваться, как ими воспользоваться. И все-таки, для человека незрячего, или не владеющего местным языком, или с нарушением речи, могло возникнуть затруднение при выяснении, как добраться до объекта, и здесь помощь волонтеров была бы нелишней. Такого рода замечания можно применить к организации праздника открытия Паралимпиады.

При покупке билета всех предупреждали, что нужно прийти на данное мероприятие гораздо раньше, поскольку были предусмотрены телевизионные съемки, и, в связи с этим, предварительная репетиция.

Стадион, где проходило открытие Паралимпиады, по периметру был обнесен высокой оградой с некоторыми разрывами для проходов. На данном ограждении не было никаких визуальных указателей, схем, подсказывающих направление движения, и человек, одолевший уже достаточно сложный участок дороги, основательно уставший, не владеющий языком, оказывается в стрессовой ситуации, когда он готов скорее отказаться от посещения мероприятия, нежели преодолевать новые этапы неизвестности.

При этом вдоль ограды стояли группками волонтеры, которые, не понимая, что человек устал, предлагали следовать дальше, указывая направление, где человека ожидал очередной значительный подъем либо весьма крутой спуск, который, при неровной поверхности (включая пандус на перекрестке) может привести к опрокидыванию коляски. Добившись, чтобы меня пропустили к одному из ближайших входов на территорию стадиона, я оказался перед вторым эшелоном ограждения, который контролировался официальной охраной. На мою просьбу пропустить на территорию стадиона, где, как я полагал, можно найти пункт питания, чтобы согреться горячим напитком, мне было отказано, в силу того, что я приехал слишком рано. На улице было достаточно прохладно и временами моросил дождь.

К этому моменту подъехали еще два ребенка на колясках в сопровождении мам. На мои дальнейшие настойчивые просьбы пропустить нас, поскольку нам холодно под моросящим дождем, охранник посоветовал проехать куда-то дальше, где возможно нас пропустят.

Неподалеку от закрытого входа стояла группа волонтеров, среди которых были люди старшего возраста, явно способные разрешать возникающие недоразумения, но они никак не реагировали на ситуацию, хотя наш диалог с охранником проходил достаточно громко, и не слышать они его не могли. Только после моего требования в жесткой форме к охраннику пригласить кого-либо из руководства, кто способен принимать решения, он обратился к ближней группе волонтеров и один из ее руководителей (судя по возрасту и уверенному поведению), и то не сразу, подошел для выяснения ситуации.

Правда, после объяснения ситуации он дал распоряжение, и через краткий промежуток времени был открыт пропускной пункт. К этому времени подошли новые люди, в том числе и с инвалидностью.

Другой пример, уже при посещении конкретного спортивного соревнования по керлингу.

Приехав на метро к станции, от которой регулярно ходил специализированный бесплатный (как минимум, для людей на колясках) автобус, я увидел некоторое количество волонтеров, предлагающих помощь желающим попасть на соревнования по керлингу. Мне также было оказано содействие в ориентации при посадке на нужный автобус. По приезду к спортивному объекту, на остановке волонтеров не обнаружил, но поскольку визуально было понятно, что цель приезда рядом, то я пошел самостоятельно, как мне казалось ко входу. Однако я ошибся и пришел к выходу. Если бы висели указатели, такой ошибки бы не произошло. Но поскольку рельеф был относительно ровный, то без особых сложностей вернулся назад, нашел кассу, купил билет и прошел ко входу. У входа было два волонтера. Одна из дежуривших девушек, увидев, что мне трудно катиться в горку, проводила меня по двору, дотолкав коляску до входа в сам ледовый центр.

Вновь обращусь к примеру Церемонии открытия Паралимпиады, когда, с одной стороны, на подступах к стадиону были выставлены ограждения безо всяких информационных указателей, табличек со схемой направления движения, и люди на колясках, незрячие не могли сориентироваться, как попасть на мероприятие с меньшими затратами сил и нервов. С другой стороны, вдоль этого ограждения стояли группы волонтеров, у некоторых были рации, но они не оказывали содействия тем, кто устал.

Из чего можно сделать вывод, что их не инструктировали на этот счет. Если они сами не имели права отлучаться, или не знали, как это делать, то они вполне могли по радиосвязи вызвать добровольцев из третьего звена волонтерской системы, то есть тех, кто мог грамотно персонально помочь человеку на коляске, потерявшему силы, преодолеть последние сложности рельефа.

Эта несуразность проявилась и по завершении Церемонии Открытия Паралимпиады. По всему периметру стадиона стояли линии волонтеров, обозначая коридоры для прохода, и при этом ни на спусках-пандусах на территории самого стадиона, ни на прилежащих к стадиону уличных кварталах, имеющих серьезный угол подъема или спуска, никакой помощи они не предлагали. Даже после моего обращения за такой помощью волонтер из уличного оцепления ничего лучше предложить не мог, нежели как попросить помощи у прохожих.

Мало того, что инвалид на коляске может не знать языка, у него может быть нарушена речь, и он тогда не сможет такую просьбу сформулировать. Помимо этого, обращаясь за помощью к посторонним людям, человек на коляске рискует, что прохожие, не зная особенности коляски, могут ее опрокинуть. Тем самым они могут нанести вред здоровью инвалида или поломать коляску, со всеми вытекающими неприятностями. Включая, например, и то, что в достаточно холодную и мокрую погоду, оказавшись на грязной мостовой, можно не только испортить праздничную одежду, но и быть покинутыми случайными попутчиками, оставшись без какой-либо помощи.

Или иной пример моего обращения за помощью к волонтеру, регулировавшему отъезд автобусов и такси от стадиона. На мою просьбу помочь мне сесть на какой-нибудь автобус (большинство из них были специализированные, с подъемниками) или в рядом стоящие машины такси, мне было отказано, поскольку все эти машины были аккредитованы под организованные группы. Имея у себя рацию, он отказался и от моей просьбы вызвать мне такси, сославшись на занятость, и предложил мне самостоятельно пройти в некотором направлении, где, как я понял, смогу найти такси.

Вывод.

Начнем с того, что было бы неплохо, если бы у нас в Сочи, а также на всех олимпийских объектах вблизи спортивных площадок и мест проведения массовых и культурных мероприятий, уже на подходах к ним, были размещены яркие схемы прохода, или, как минимум, направляющие таблички-указатели. Это вполне оправдано для иноязычных гостей, но также и для людей глухих.

Могу отметить, что данная мера была бы и для меня, человека на коляске, весьма актуальна. Город Сочи, как и Ванкувер, имеет весьма неровный рельеф, и поэтому двигаться по нему на коляске будет не просто утомительно, а физически тяжело. Если мы учтем, что на Паралимпиаду приезжает много людей на колясках, и большинство из них не являются спортсменами, а достаточно большая часть гостей имеет слабые руки. Это относится к детям, пожилым людям, к женщинам, и тем, у кого руки не могут быть сильными в силу заболевания.

По-хорошему, если мы говорим о Паралимпиаде, и, естественно, полагаем, что на ней будет большое количество туристов с инвалидностью, мы должны понимать, что волонтеры приглашены не просто исполнять функции абстрактных регулировщиков, а уметь разобраться в ситуации и применить знания, чтобы разрешить ее без негативных последствий.

Имея рацию, они должны уметь ею пользоваться, либо вызвать волонтеров, знающих, как оказать индивидуальную грамотную помощь, либо обратиться в общий координационный центр, который способен выдать ему нужную информацию, или сумеет сорганизовать разрешение возникшей проблемы.

Из чего можно сделать вывод, что их не инструктировали на этот счет. Если они сами не имели права отлучаться или не знали, как это делать, то они вполне могли по радиосвязи вызвать добровольцев из третьего звена волонтерской системы, то есть тех, кто мог грамотно персонально помочь человеку на коляске, потерявшему силы, преодолеть последние сложности рельефа.

Следовательно, надо четко определить функционал волонтеров. Соотнести их обязанности с оказанием помощи как посредством использования возможностей информационно-координационного Центра, так и умения, при необходимости, оказания оперативной помощи в конкретной ситуации непосредственно инвалиду.

Для этого они должны так же, как и третье звено волонтеров, пройти обучение на понимание, кто такие инвалиды и что надо знать при оказании им той или иной помощи. Возвращаясь к своему начальному предложению о формировании общего информационно-координационного Центра, отмечу и то, что его  наличие поможет и самим волонтерам в конкретных ситуациях избежать излишних стрессовых ситуаций и нервного переутомления за весь период работы.

Здесь же я бы отметил и такой нюанс, что в гостиницах, участвующих в программе оказания услуг гостям Олимпиады и Паралимпийских Игр, на конечных станциях специализированных маршрутов общественного транспорта, не говоря уже о всех вокзалах и аэропортах, должны быть предусмотрены запасные коляски для инвалидов, которые в экстренной ситуации можно предложить взамен вышедшей из строя.

III. Третье звено добровольчества и его возможности в оказании непосредственной помощи конкретным людям, прежде всего людям с инвалидностью.

Работа данного звена волонтеров, прежде всего, связана определенной спортивной или культурно-массовой площадкой. Внутри спортивного сооружения волонтеры, после проверки билета, поясняют, как пройти в нужном направлении, а при необходимости сопровождают инвалида до его места, и только удостоверившись, что ему удобно, уходят. Это, собственно говоря, и есть третье звено волонтеров, которые ведут работу с конкретным человеком, с учетом его особенностей.

С работой данного третьего звена волонтеров мне пришлось познакомиться как непосредственно на спортивных площадках, так и на церемонии открытия Паралимпиады. Насколько можно судить, их основная функция – после проверки билетов оказать содействие человеку, сопроводив его до места, указанного в билете, и помочь ему разместиться таким образом, чтобы ему было удобно смотреть спортивное или иное (быть может, культурное) событие, организованное в рамках официальных мероприятий в период Паралимпиады.

В период прохождения мероприятия сопроводить самого человека, либо при участии персонального ассистента, оказать содействие доступу к местам общего пользования – гардеробу, пункту питания, туалету, информационным или сувенирным киоскам и т.п.

По окончании соревнования (мероприятия) содействовать выходу, сориентировав направление движения, если человек может это сделать самостоятельно, либо у него есть персональный ассистент. В случае трудностей самостоятельного передвижения, оказать ему полное сопровождение за пределы территории, где проходило спортивное состязание (мероприятие). Как правило, до площадки, где расположен общественный, но доступный транспорт, либо транспорт специализированный, приспособленный под потребности определенной нозологии, прежде всего, передвигающихся на костылях и колясках.

Поскольку моей задачей было рассмотрение ситуации «неорганизованного» посещения отдельным туристом подобного масштаба мероприятий, то у меня не было возможности общаться с официальными лицами, проводившими подготовку волонтеров, иных служб сервиса с учетом работы с инвалидами, поэтому я могу лишь косвенно судить об их уровне.

Вывод.

Полагаю, что это звено волонтеров должно знать как минимум два дополнительных варианта оказания помощи.

Первый, когда человек с потерей зрения или передвигающийся на коляске, падают. И в том, и в другом случае надо уметь правильно оказать помощь, при необходимости сорганизовав нужное количество волонтеров. При этом сохранить атмосферу спокойствия, не создавая ненужного ажиотажа либо нервозности. Инцидент решается силами самих волонтеров, без привлечения дополнительных служб.

Второй –  как оказать первую, доврачебную помощь, при проявлении острой стадии заболевания (сопутствующего тому или иному виду инвалидности). Либо, при несчастном случае, сорганизовать вызов медицинской бригады, дежурящей на мероприятии, или городской медицинской службы и сопровождение к месту расположения медслужбы, а при невозможности транспортировки – эффективных мер поддержки до ее приезда.

Безусловно, должен быть проработан алгоритм действий при экстремальной ситуации, сочетающий индивидуальную схему работы по эвакуации подопечных из числа инвалидов каждым отдельным волонтером и координацию общих мероприятий, с учетом их локальных обязанностей.

Мне трудно судить, насколько именно волонтерская служба готова к столь радикальным мероприятиям, как эвакуация большого количества инвалидов по зрению, передвигающихся на инвалидных колясках, в рамках чрезвычайной ситуации, но условия доступной архитектурной среды в местах проведения спортивных соревнований, церемонии открытия, вполне пригодны для их эффективной работы. Это и для нас должно быть критерием готовности работы в период Олимпиады.

В силу наличия длительного опыта работы как с самими инвалидами, имеющими существенные ограничения в передвижении, так и с волонтерскими организациями, считаю возможным сделать следующий вывод.

В целом, все три звена волонтерства соответствуют тем задачам, которые перед ними стоят. Налажена общая информация, и при некоторых самостоятельных усилиях, «неорганизованный» турист может сориентироваться в плане работы спортивных мероприятий и в схеме транспортной службы.

Второе звено, помогающее сориентироваться по месту проведения конкретного спортивного либо культурного мероприятия, также в общем контексте со своей задачей справляется процентов на 70. В большей степени потеря здесь объясняется крайне поверхностным знанием особенностей данной группы и неопределенности поставленной перед ними задачи.

Третье звено, задача которого работать с индивидуальными посетителями, размещая их согласно имеющемуся билету, тоже общий функционал выполняет исправно процентов на 80. В большей степени выполнение их функций обеспечено созданной системой универсального, доступного дизайна на всех задействованных на Олимпиаде объектов. Отметим при этом, что мы исходим из того, что «неорганизованный» турист, взявший на себя ответственность самостоятельно посетить столь масштабное событие, имеет успешный опыт подобных поездок, способен адекватно реагировать на возникающие незначительные отклонения от некой приемлемой общепринятой нормы туристического путешествия.

Следовательно, если мы примем на вооружение уровень и принцип подготовки волонтеров, реализованный в Ванкувере, мы вполне удовлетворим потребности большинства посетителей.

Тем не менее…

Если говорить о проведении Паралимпиады в Сочи-2014 с позиции развития услуг для данной категории посетителей, во-первых, изменения стереотипов массового сознания в отношении к инвалидам, во-вторых, серьезного качественного улучшения работы волонтерства в нашей стране, выведения его на мировой уровень, в-третьих, мы все-таки должны пойти дальше.

Поэтому мои предложения ориентированы на развитие перспективы оказания качественных услуг в период Олимпийских и Паралимпийских Игр в Сочи в 2014 году.

Повторю основные задачи.

Выстраивая общепринятую схему работы волонтеров, обратить внимание на существенные детали, как-то:

  • усилить координацию взаимодействия между различными по функциональным задачам группами волонтеров;
  • обратить внимание волонтеров на ознакомление с особенностями жизнедеятельности инвалидов и проработать их психологическую подготовку во взаимоотношении с ними;
  • более тщательно проработать вопросы подготовки волонтеров в экстренных и экстремальных ситуациях и их взаимодействие со специальными службами;
  • выстроить систему транспортных услуг, оснастив их необходимым набором технических средств безопасности и контроля.

Для решения задачи по обучению волонтеров формировать открытые конкурсы, на которых должны участвовать в том числе и общественные объединения инвалидов, имеющие опыт работы в этой области.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *